Войти с помощью

История Разуменской церкви.

История Разуменской церкви.
История Разуменской церкви. Христорождественская церковь г. Белгорода впервые упоминается в документах под 1616 годом, и была она приходской церковью в слободе станичных ездоков. Надо добавить, что и в «Отдельной книге 1599 года» в той же слободе, но в 1-ой Белгородской крепости, собирались строить какую- то церковь и даже была выделена земля для причта, но по всей вероятности ко времени написания документа церкви ещё не было о чём свидетельствует буквально такая запись.«Да церковь же, что поставити церковь за острогом в казачей слободе Реских и Кропивенских казаков. Отделено дикого поля вверх по речке по Везенице от пушкарские ж земли, попу 5 чет, а дьячку, да пономарю, да проскурнице по 2 чет человеку, да им же отделено к Муравскому шляху и к Болховым. Попу 10 чет, а дьяку, да пономарю, да проскурнице по 3 чет в поле, а в дву потому же.Сена по 50 копен, а дьяку, да пономарю, да проскурнице по 15-ти копен.» То есть церковь только должны поставить. А вот в ранее упоминаемой книге «Письма и дозору 1616 года», писаной Осипом Секириным, да подъячим Добрыней Русановым, читаем следующее-«В Большом остроге в Ездочной слободе Храм Рождества господа нашего Исуса Христа древян клецки, а в храме божия милосердия образ Деисуса стоящие на празелени, сени столпцы, а на сени образ Господа нашего Исуса Христа, а на столпце архидиакона Стефана. Царские двери запоны вязь в олтаре запрестольная пречистыя богородица на празелени, сосуды ипатирдревяны, две ризы холщёвые, оплечья выбойка турская, патрахелькрашенинноя лазорева. Крест воздвизальной древян, да книги: Шестодневец письмен в полдесть. Минея писменная в пол десть, да мирских образов 40 пядниц, а на церковной земле Двор поп Василий Фролов. Двор дьячка Ивашка Гаврилова. Двор пономаря Афонка Васильева. Двор проскурницы Аксиньи. Пашни паханые добрые земли за речкою за Везеницею 5 чети, да дикого поля 10 четь и обоего. Пашни паханые и дикого поля 15 четь вполе, а в дву потому же.»Надо заметить, что это уже записи о 2-ой Белгородской крепости, первая была сожжена поляками. Этот фрагмент нуждается в разъяснении, церковь была деревянная, прямоугольная (клецки), размеры её не указаны, но скорее всего это был небольшой типовой храм, Возможно не отапливаемый в зимнее время. «Царские двери запоны»- это означает, что на этих дверях были какие то необычные, возможно дорогие задвижки (замочки, застёжки), которые назывались запонами. В алтаре находилась большая, Запрестольная икона Пречистыя Богородицы, обычно эту икону носили во время крестного хода. Изображение было написано на празелени, это иссиня-зелёная земляная краска, которая видимо была фоновой для иконы, а уже на неё наносился образ. Далее описание одежды и утвари, наверно стоит объяснить, что «турская выбойка», это турецкая ткань, а «крашенинова, лазорева»- означает покрашена светло-голубым цветом. Две книги в «полдесть», буквально в пол листа, примерно 5 вершков ширины и 8 высоты. Точно, что означают мирские образа я незнаю, но возможно это небольшие иконки, пядницы «пядь – мера длинны, если раздвинуть большой и указательный палец приложив его к какой либо поверхности это расстояние и есть пядь.» Пядницы обычно дарились церкви прихожанами, кто мог себе это позволить, сейчас такие иконы очень большая историческая редкость. Далее указаны площади земельного участка закреплённого за служителями этой церкви, примерно если пересчитать на современные меры площади это около 33.6 гектаров пашни, и дикого поля (необработанной земли). Эта же церковь в Ездоцкой слободе упоминается в 1626 году в Писцовой книге Василия Кирекрейского, да подъячего Петра Максимова «Вездочной, в Ряской слободе церковь Рождества господа нашего Исуса Христа, да предел чюдотворца Николы, древян, клецки, а в церкве образы и свечи и книги и ризы и колокола и всякое церковное строение приходское, да на церковной земле двор папа Ивана Исакова, двор пономаря Ивана Фёдорова, да двор попа Ивана Гаврилова.»Это буквальный перевод документов. Земли станичным ездокам, были отделены при Царе Борисе Фёдоровиче Годунове и находились на территории современного Белгородского района где сейчас стоят сёла: Разумное, Дальние Пески, Отрог (ныне не существующяя деревня), Крутой лог, Нижний Ольшанец, Пристень, Топлинка, Соломино, и населённые пункты за рекою Северским донцом (Как писали раньше на Крымской стороне) до устья речек Лопани и Харьков. Надо сказать, что до 1619 года часть этой земли находилась в спорном владении, между ездоками и Белгородским воеводой, указ Царя Михаила этот спор разрешил в пользу ездоков. Эта церковь согласно документам предоставленным краеведом А.И. Лимаровым упоминается последний раз в Белгороде 1668 году. Переселение станичных ездоков и вожей на свои земли из 2-ой Белгородской крепости и образование сёл и деревень на этих землях это отдельный и очень увлекательный рассказ. Наверно стоит немного рассказать о станичной службе. Станичники это особая корпорация служилых людей, она состояла из станичных голов, которые обычно назначались из детей боярских, станичных атаманов, вожей и ездоков которые набирались так же из детей боярских, казаков, гулящих людей и даже иногда из крепостных крестьян. Разъездная станица состояла из 1- головы, 1-атамана, 2 вожей, 4 ездоков.Всего в Белгороде было на 1621 год, 40 станиц. Это была основная разведывательно –боевая единица в то время. Дежурные станицы выезжали в степь на определённое время их обязанностью было следить за передвижениями татар, нагаев и черкас (так раньше называли жителей современной Украины), уничтожением небольших отрядов, сжиганием травы в степи, ранним предупреждением нападений на Белгород и окрестности. Все они жили раздельно в своих слободах в Большом остроге г. Белгорода. Им давались большие участки земли на которых они и их неслужащие родственники, (их называли смешным словом захребетники), обрабатывали землю, пасли скот, косили сено, в общем вели хозяйство. Ранее указанные земли Белгородского и частично других современных районов входили в земли ездоцкие. Я могу утверждать, что образование ранее названных поселений в том числе Разумного тесно связана с ездоками.Гениалогическиеисследования проведённые мною доказывают, что в Разумном, Крутом логу и других поселениях, до нашего времени проживают прямые потомки этих служилых людей, родословную которых можно проследить до начала или середины 17 века. Когда точно перенесли престол из Ездоцкой слободы неизвестно, но в 1678 году, когда впервые упоминается село Разуменское(так в документе) церковь уже стояла в нашем селе и прихожанами были жители с.Разумного, и д.Крутого лога. Самое интересное, что в 1719 году, с тем же названием, упоминается церковь в с. Соломино, мало того когда построили церковь в д. Крутой лог ( и она автоматически стало называться селом ), главный престол этого храма был Христорождественский, вот такая интересная история. Ранее писаное, вроде бы кажется не совсем по теме этой статьи, но мне хотелось, что бы у читателя была объёмная картина происходивших в то время событий. Далее будет встречаться термин однодворцы, он требует объяснения. Однодворцы это потомки тех самых служилых людей, в силу разных обстоятельств попавших в подушный оклад, (были обложены налогом) их не могли называть крестьянами, но и привилегии дворянства они потеряли, потому как не хотели идти в службу, по этому возник термин однодворцы ( живущие одним двором), они владели собственной землёй которую имели право продавать и менять, но только друг другу, некоторые владели крепостными крестьянами, но это было не распространено. Известен факт когда к Екатерине 2-ой прибыла делегация в которой были однодворцы и их хотели посадить рядом с крепостными крестьянами, это вызвало большое возмущение и обоснованные требования однодворцев этого не делать потому как (это поруха ихней чести).Первое документальное упоминание о Христорождественской церкви в селе Разуменского мосту,(именно так называлось наше село в документах 1719 года), я нашёл в 1-ой ревизии Белгородского уезда. Было ещё одно более раннее упоминание, когда в списке 1702 года, перечислялись деревни и сёла Разуменского стана, там на удивление нет села Разуменского или Разуменского мосту, но есть село Рожественское, и деревня Разуменское Устье. Я могу только предположить, что в тот период в разных документах село могло называться по разному, упоминаемое ранее село Рожественское скорее всего и есть наше Разумное, просто назвали его в этом документе по Христорождественскому приходу. А вот д. Разуменское устье это скорее всего упоминаемая в 1678 году деревня Устоя и где она находилась очень интересный вопрос.Первым приходским священником был о.Ефим Егорьевской 1684 года рождения, у него была жена матушка Февронья его ровесница и дети Андрей 14-ти лет и дочь Дарья 8-ми лет. С ними же во дворе жила его тётка Настасья 50 лет и сын её Антон 20-ти лет. Стоит сказать, что жизнь сельского священника и причта в 17-18-м веках не сильно отличалась от жизни его прихожан однодворцев, ему помимо выполнения своих служебных обязанностей приходилось как и его прихожанам пахать, сеять, косить, содержать домашних животных, хотя и возможностей нанимать работников была больше. Помимо этого они были обязаны собирать с прихожан специальные налоги. Он должен был каждый год собрать 10 денег полоненичных (Выкуп за попавших в плен) и 2 рубля 4 деньги на покупку драгунских лошадей за приходские дворы. В этом же документе записаны церковные причетники: Попов Иван Ларионович(1679-**), жена его Фёкла(1679-**) и дети Иван 25 лет, Герасим 20 лет, Григорий 12 лет, Кирила 5 лет. Платили они 5 алтын с домовой бани и 2 деньги за рыбные ловли. Второй причетник Беликов Пётр Иванович (1664-**), жена его Матрёна (1665-**). Сын их Фёдор Петрович(1689-**) жена его Ирина (1689-**) и сын их Тимофей (1717-**), эти платили только за рыбные ловли 2 деньги. Там же записан и приходской пономарь Филипп Санин (1674-**), жена его Лукерья (1673-**) и их дочери Мария (1713-**) и Фетинья (1716-**). Они тоже платили с домовой бани 5 алтын, рыбные ловли 2 деньги. В целом по сравнению с своими прихожанами, однодворцами налогов они платили не много. Церковные должности в то время были наследственны и по этому в следующем документе, Исповедальной книге Христорождественской церкви села Разумного 1771 года мы встречаем те же фамилии: Священик Беликов Иоанн Дмитриевич (1704-**) возможно внук или какой ни будь другой родственник ранее упомянутого причетника Петра Ивановича, жена его Анна Ивановна (1708-**). Старший сын его священник той же церкви Александр Иванович (1738-**) его жена Евдокия Осиповна (1738-**) и дочь их Матрёна Александровна (1762-**). Младший сын Иоанна Дмитриевича, Дьякон Иоанн Иоаннович Беликов (1742-**) жена его Матрёна Яковлевна (1746-**) и дети их Пётр (1769-**) и Евдокия (1769-**). Там же написан внук причетника Ивана Ларионовича Попова через его сына Герасима, дьячёк Василий Герасимович Попов (1738-**) жена его Мария Кирилловна (1738-**) и дети их: Стефан 12 лет, Иван 10 лет, Алексей 4 года, Михаил 1 год. Там же писан 17 летний приходской пономарь Никита Григорьевич Беликов. В приход входили: с.Разумное (в документах с 1746 года село стало называться именно так), деревня Дальние Пески. (та её часть что была за однодворцами), деревня Крутой лог, Хутор помещика Гринёва и слобода Генераловка. Согласно карте генерального межевания 1782 года, церковь и кладбище находились на возвышенном месте, в районе современной улицы Чехова, на месте где сейчас стоит 3-х этажное здание Мирового суда, там же магазин строительных материалов, возможно смещение в сторону кладбища. Некрополь обозначен на том же месте где он сейчас и существует. В 70-е годы 18 века старую деревянную церковь по всей вероятности за ветхостью разобрали и построили новый деревянный храм, который простоял до 1883- 84 годов. В связи с этим возникли интересные непонятности. При разборке храма в 1883 году на матице была найдена запись, сейчас точно не помню цифру, по этому привожу близкий пример пусть будет «279году». Эту цифру интерпретировали так будто бы храм построен 279 лет назад и соответственно из 1883, вычитаем 279 получаем 1604 год. Многие горячие головы зацепились за эти вычисления. (я ещё раз хочу напомнить, что 279 это условно взятая мною цифра, плюс-минус 3-4 года и у людей которые считали, получались 10-е годы 17-го века.) Но в эти годы о таком населённом пункте не было вообще никакого упоминания в изученных мною документах. Всё объясняется очень просто, эта цифра записана по старинному календарю, который использовался в России до Петровских реформ, то есть не от рождества Христова, а от сотворения мира и первая цифра просто опущена, а так это 7279 год от сотворения мира, соответствует 1771 году от рождества Христова, а пропуск 1-ой цифры это естественно, когда меня спрашивают какого я года рождения, я говорю 68-го. И всем всё понятно. Надеюсь никому не придёт в голову, что я родился во время правления Императоров Нерона и Гальбы. Так вот этот календарь неофициально в церковных кругах был хорошо известен и применяем. Церковь была как и ранее двуприходная помимо основного, был ещё придел во имя Николая угодника. Согласно указу Синода от 1779 года “Об исправном содержании метрических книг во всех приходских церквах”. Наличие этих книг в церквах и консисториях стало обязательным и на священников легла задача ведения этих книг и содержание их в надлежащем виде, ещё в Петровские времена и ранее это было обязанностью священника, но зачастую всё это носило формальный характер. Это же в какой то мере касается Исповедальных книг, где с 1722 года каждый год вся семья исповедывалась и причащалась в обязательном порядке начиная с 7 летнего возраста и этот факт записывался. Именно эти книги наряду с ревизиями и метрическими книгами стали бесценным генеалогическим и историческим источником. Первая сохранившаяся в Белгородском архиве Метрическая книга датирована 1803 годом. В ней мы встречаем давних знакомцев: Священника Иоанна Попова, другого священника Александра Беликова, дьячка Алексея Попова, и новую фамилию- дьяка Василия Насеткина (Наседкина?) Мне очень интересно привести заключительную запись в метрической книге при передаче её на хранение в консисторию:«1803 года декабря 30 дня. Курской губернии Белоградского уезда села Разумного Христорождественской церкви священник Иоанн Попов по священству и причетники по Евангельской заповеди Господни сказали, что в сей принадлежащей и подачи в в духовную Преосвященного Феоктиста Архиепископа Курскаго и Белоградского и ордена Святые Анны 1-го класса кавалера. Консистории и оставленный при своей Христорождественской церкви, хранящем в ризнице тетради родившись, браком сочетавшим и умершие в оном 1803 года генваря с перваго наступающего 1804 года генваря по первое число, все до единого человека налицо вписаны и в мирских требах ни малейшаго упущения и в метриках ни уписаны и утаены в едином дворе всего нашего ведомства приход не имеется, а ежели что не исправно написали или кого утаили или же в отправлении мирских треб какая воспоследовала остановка в том от кого по доносу изобличены будем за то подвергаем себя неточею лишению чинов своих по жестокому в гражданском суде истязанию. Священник: Иоанн Попов руку приложил. Священник Александр Беликов руку приложил. Диакон Василий Насеткин руку приложил. Дьячёк Алексей Попов руку приложил.»Судя по этим записям ответственность за небрежное отношение к своим обязанностям была очень серьёзна. В октябре 1816 года проводилась 7-я ревизия (перепись) населения и вот, что написано в документе о двуприходной Христорождественской церкви нашего села. Статный священник Иоанн Мелентьевич Попов(1748-1821). Был он вдов и детей за ним не записано, но это не означает, что их не было, возможно они служили в других приходах Белгородской епархии, потому как среди священников эта фамилия была очень распространённой проследить дальнейшее его потомство сложно, как и то в каком родстве он был с потомством 1-го причетника Ивана Ларионовича Попова, для меня нет сомнений, что они были родственниками, но вот какими, этот вопрос пока остаётся открытым. К 1816 году бывший диакон Василий Афонасьевич Наседкин (1765-1820) стал статским (штатным) священником. Жена его Матрёна Александровна (1766-**), я предполагаю была дочерью священника той же церкви, ранее упоминавшегося Александра Ивановича Беликова и хотя она в Исповедальной книге писана рождённой под 1762 годом, такие расхождения в те времена вполне допустимы и в целом укладываются в систему наследования прихода. С ними жили 4 его дочери: Вдова дьячка Покровской церкви села Долбина Белгородского уезда Матвея Осиповича Юрьева, Пелагея Васильевна (1786-**) с 2-ух летней дочерью Марией. И девицы: Александра (1794-**), Ирина (1799-**) и Праскевия (1803-**). Здесь же опять написаны представители рода Поповых, диакон Василий Иванович Попов (1778-**), возможно внук ранее упоминавшегося дьячка Василия Герасимовича (1738-**) через его сына Ивана (1761-**). Жена его Пелагея Александровна (1782-**), я предполагаю, что она возможно тоже была дочерью ранее упоминавшегося о.А.И.Беликова. Старший их сын Иван Васильевич(1800-**) в 1813 году учился в Белгородской семинарии и уже в 1814 году определён в Белгородского уезда с.Репного Свято- Константиновскую церковь дьячком. Младшие дети диакона Василий (1806-**), Григорий (1810-1813), Григорий меньшой (1816-**), Татьяна (1797-**), Анна (1812-**) жили с родителями. Там же указаны 2 дьячка видимо отец и сын: Алексей Васильевич Попов(1772-1825) впоследствии священник Зачатьевской церкви с-ды Топлинка, опять же возможно сын ранее упомянутого дьячка Василия Герасимовича и хотя Алексей записан под 1767 годом рождения в исповедальной ведомости, возможны разные варианты, или этот Алексей умер до 1772 года и вновь рождённый ребёнок назван был Алексее или, что более вероятно была ошибка в датах рождения, что в те времена было явлением весьма распространённым, есть ещё один вариант, просто в этой семье могли быть 2 ребёнка носивших имя Алексей. Жена его Дарья Кирилловна 1773 года рождения. С ними жила 18-ти летняя дочь девица Ксения. Сын предидущего живущий отдельно от отца дьячёк Пётр Алексеевич Попов (1790-**), с 1804 года занимал эту должность и последний раз упоминается в документах 1846 года. Жена его Агриппина Ивановна (1792-**) и их дети: Фёдор 6 лет, Николай (1814-**), ( в 1846 году он записан как брат Петра Алексеевича, но это видимо ошибка), Николай Петрович Маляревский (сменил фамилию Попов на Маляревский) был священником в Обоянском уезде в с. Черкасском.), Мария 4 года, Евдокия 4 недели от роду. Там же Пономарь Григорий(Георгий) Васильевич Попов (1776-**) возможно брат дьячка Алексея Васильевича. Жена его Ксения Ефимовна (1776-**). У них сыновья Иван 11-ти лет, Никон 4-х лет, в 1836 году упоминаются как малоумные. Матвей (1813-5.9.1870) с 1836 года служил пономарём в той же церкви и Дмитрий 1 год. 2-ой пономарь принадлежал к роду Беликовых, он был внуком священника Александра Ивановича Беликова (1738-**) и сыном Николая Александровича Беликова, который духовные должности не исполнял потому как был слеп от рождения и писался в 6-ой ревизии 1811 года священническим сыном, о нём ниже. Звали его Григорий Николаевич Беликов(1799-**), в 1811 году учился в семинарии в 1812 году принят в штат этой церкви. Жена его Агриппина Васильевна (1799-**), детей ещё не было. Среди духовных лиц находящихся в штате записан ранее упоминавшийся, умершего священника сын, Беликов Николай Александрович (слепой) (1777-**), отец пономаря Григория писаного ранее. У него жена Ксения Титовна ( 1782-**). Сыновья их учащиеся Курской духовной семинарии Василий Николаевич (1797-**) и Иван Николаевич ( 1801-?) о нём далее. Дочери, девицы Пелагея 18-ти лет и Прасковья 14-ти лет. В приход тогда входили: с.Разумное, д.Крутой лог, д.Дальние Пески и хутора помещиков Кузмина, и Дорогобуженова, слобода Генераловка. В те годы судя по документам в Русской церкви наметились большие изменения в кадровой политике. Увеличилось число семинарий и училищ, постепенно начали отходить от практики наследственных приходов, началась ротация кадров в пределах уезда. Следующая информация о церкви и причте основана на документах 1834 года (Ревизия священников) и 1846 года (Клировая ведомость). Церковь в Разумном опять же была двухпрестольная, по штату было 2 священника и у каждого свой штат причетников, мало того, был поделён приход на 2 части. В ведомстве 1-го священника было 132 двора в с.Разумное, д.Крутой лог, д. Дальние Пески, с-де Генераловке, х.Шарапов и 800 мужчин и 814 женщин разного сословия. В ведомстве 2-го священника было население того ж села и практически тех же деревень только вместо хутора Шарапова туда входил хутор Дорогобуженова. Всего у него было 166 дворов, 730 человек мужского и 772 человека женского пола всех сословий. Всего в приход двухпрестольной, Христорождественской церкви входило в 1846 году 298 дворов, 1530 человек мужского и 1586 женского пола. Недостаток и отрывочность документальных сведений о церкви, не даёт выстроить точную преемственность священников на своей должности, по этому хронологию событий восстановить сложно. 15 сентября 1824 года согласно указа Епископа Курского и Белоградского Владимира в Разуменскую церковь был назначен новый священник Высочинский Иван Фёдорович(1801-18**) с ним переселилась его мать Фёкла Ивановна (1774-18**), вдова священника Васильевской церкви с.Щетиновки-Высокое тож, Фёдора. В этот период, надо сказать священники стали брать себе другие фамилии, которые они считали более благозвучными или по названию села как в случае с Высочинскими, или по приходу, так в России появились так называемые поповские фамилии, Архангельский, Богоявленский, Рождественский, Космодемьянский и.т.д. некоторые принимали очень витиеватые фамилии вычитанные из богослужебных или светских книг- Амфитеатров, Флоренскй, Шафранови.т.д.Возможно Иван Фёдорович или его отец носили очень знакомую нам фамилию, с ним была его жена Дарья Дмитриевна (1804-18**) и дети их Иван (1826-**) и Николай (1830-**) впоследствии упоминаются как ученики Курской духовной семинарии и дочь Екатерина (1836-**). О.Иоанн был человеком очень деятельным, с 1829 по 1841 год, он исполнял благочиннеческую должность и был сотрудником епархиального попечительства о бедных духовного звания. В 1832 году за ревностное исполнение возложенных должностей награждён набедренником. В 1839 году пожалован бархатною фиолетовою скуфьёй. Но в 1841 году по слабости здоровья и по собственной просьбе от этих должностей был уволен и занимался обязанностями приходского священника.Диаконом у него с 1826 года был Даниил Иванович Воздвиженский (1803-1841). Его вдова получала пособие 28 рублей ассигнациями каждый год.Их сыновья Андрей и Павел получали образование, старший в Курской духовной семинарии, младший в Белгородском духовном училище. После смерти Даниила Воздвиженского на его должность 19.2.1842 года был назначен Григорий Кондратьевич Иванов (1821-**). Он был женат и у них была малолетняя дочь. Дьячком служил ранее упоминавшийся внук священника этой же церкви Александра Беликова, Иван Николаевич Беликов(1801-**) Отец его был слеп от рождения по этому должности занимать не мог. В 1817 году он был определён пономарём этой церкви, а 15.4.1828 года занял должность дьячка. Старший сын его учился в Белгородском духовном училище, младшие ещё были малолетнии. Брат его Василий был дьяконом Косьмодемьяновской церкви в с. Логовом. Пономарём служил с 1839 года Яков Алексеевич Рождественский (1823-**) сын упомянутого ранее дьячка Алексея Попова умершего в 1825 году, а сын пономаря Якова позже служил в Христорождественском храме с. Крутой лог и его потомство до сих пор там проживает. Здесь опять перемена фамилии. 2-ой священник Михаил Фёдорович Титов ((1807-**) эту должность занял 24.10.1835 года. С 1836 по 1841 был депутатом, с 1841 по 1845 исполнял благочиннеческую должность и по прошению из за слабости здоровья уволен.Позднее средний сын его Иосиф Михайлович Титов (1841-**) был 1-м священником новой Крутоложской церкви. Дьячёк Пётр Алексеевич Попов служил в Разуменскойцеркви с 1804 года, о нём и его семье писал ранее. Пономарь Матвей Егорович Попов тоже ранее упоминался, о нём можно добавить, что умер он в 1870 году заштатным пономарём с. Лучёк. Похоронен в Разумном. С 1846 по 1870 год сведений о церкви нет. Огромную информацию о церквях и священниках можно было бы почерпнуть в «Клировых ведомостях» где отмечались все продвижения по службе, награды, семейное положение, наказания священников, но они сохранились в очень небольшом количестве. Надо сказать, что в Г.А.Б.О. сохранились Метрические книги с. Разумное практически за 58 лет. 1803, 1818-19,1870-1892, 1894-1896 и с небольшими утратами 1899-1918 годы. По ним можно проследить дальнейшую историю церкви. Уже в 1870 году священником был Дмитрий Александрович Спесивцев (1832-4.6.1912), (надо сказать что в 60-е годы от Разуменского прихода отделился Крутоложский, где была построена новая церковь). Он служил в Разуменскойцеркви более 30 лет, он и его дети были потомственными почётными гражданами г. Белгорода. В метрических книгах ни разу не упомянута его жена, возможно он был вдов, у него по тем сведениям которые мне доступны, было 4 детей Анна (1860- ***) вышла замуж 23.8.1881 года за сына св-ка с. Черемошного Васильева Ивана Дмитриевича (1857-***), вторая дочь Александра упоминается как д-ца в 1876 году. И сыновья: Иван уп. Как воспитанник духовного училища в 1881 году и священник Александр Дмитриевич Спесивцев, приход его мне пока неизвестен, он окончил Курскую духовную семинарию, жену его звали Анна Васильевна, его дети были студентами Харьковского императорского университета, их звали Дмитрий Александрович (31.7.1882-***) и Юлия Александровна уп как девица в 1906 году. Так же упоминаются ещё 2 внука о. Дмитрия это студенты Х.И.У Сергей и Иван, но вот отчество их мне неизвестно. 16.9.1904 года о. Дмитрий был отставлен за старость, до самой смерти его внуки и дети приезжали к нему, это видно по тому, что в записях, в метрических книгах мелькают их имена, хотя жили они все в других местах, умер он в 1912 году, в возрасте 80 лет и похоронен на Разуменском кладбище. Именно при о.Дмитрии в 1884 году в Разумном была построена новая, каменная церковь. Очень деятельное участие в строительстве и финансировании принял местный помещик Владимир Ипполитович Дорогобуженов (1820-27.6.1888) человек интересной судьбы, рождённый в семье мелкопоместного дворянина и дослужившегося до звания Тайный советник. Он принимал деятельное участие в Крымской войне, был первым Русским консулом в Иерусалиме, Костромским губернатором, в конце жизни был советником в министерстве внутренних дел. Написал 2 изданные небольшим тиражом книги. Умер он в Харькове, но похоронен в Разумном. Его племянник и наследник, Граф Владимир Филиппович Доррер (1862-16.8.1909), об этом человеке было мало, что известно в советские времена, тем не менее, он был членом 3-Государственной думы, основателем и лидером крайне правой партии «Союз Русского народа», Курским губернским предводителем дворянства.Очень неординарный человек о котором можно очень многое узнать и написать. Он умер в Курске и был похоронен в селе Разумном. На строительство и украшение церкви дядя и племянник средств не жалели. Старожилы помнят склеп- часовню где он был похоронен,(возможно там же были похоронены дядя и мать) это было прямоугольное здание с подвальным помещением где стоял металлический саркофаг с его телом, перекрытия подвала(пол часовни) были мраморные в часовне была икона и всегда горела лапада. В 30–ые годы приезжий киномеханик вывез металлический саркофаг в чермет, а тела по всей вероятности ещё ранее было разграблены и выкинуты из усыпальницы.Ну вернёмся к церкви. В«Глинище», это то место, где сейчас находится территория и здание Газовой службы, рядом со старым кладбищем, там всегда брали глину для строительных нужд, был организован небольшой кирпичный заводик, это было очень удобно материал под ногами, доставка кирпича, всего 100-150 метров от объекта, была быстрой, печи для обжига были там же. После постройки, престол был переименован из Христорождественского в Свято-Николаевский.Возможно это связано со службой В.И.Дорогобуженова в морском ведомстве, ведь Святой Николай считался покровителем моряков. Постройка каменной церкви по всей вероятности происходила рядом со старой деревянной, о чём свидетельсвуют карты составленные в 1861 и в 1938, там церкви указаны в одном и том же месте. К сожалению планов и чертежей храма пока не обнаружено, но можно примерно составить план этого объекта. По воспоминаниям Н.Г.Маслова, церковь была идентична Михайловскому храму в с.Пушкарное (сейчас в черте Белгорода), что кстати подтверждается фотографиями из немецкого архива аэрофотосьёмки с. Разумное 1941-42 годов, там примерно можно различить её очертания. В семье Михаила Егоровича Киреева (Салтыков по дворовому) была её фотография, но в 90- е годы она была утрачена. Сейчас обнаружены снимки из бундесархива и они с большой долей вероятности являются изображением Николаевской церкви села Разумное (смотрите на сайте), на фото видно и здание школы и склеп Дорогобуженовых-Доррер.При о. Дмитрии открыли первую церковно приходскую школу в Разумном, здание которой находилось с южной стороны церкви. Диаконом при о. о. Дмитрии, был Самуил Николаевич Заборовский, Приходскими пономарями Василий Алексеевич Арепьев (***-1898) и Иван Иванович Беликов. (это состояние причта на 1870 год). Дочь Василия Арепьева, Дарья (11.3.1883-1945) вышла замуж за жителя с. Разумного Василия Иосифовича Копылова (27.1.1880-***) их потомство до сих пор проживает в Разумном и Белгороде по уличному у них была кличка «Пономарёвы»В 1889 году, пономарь Иван Беликов по непонятным пока причинам в штате церкви не пишется. В 1891 года то же произошло с дьяком Самуилом Заборовским. Его дети надо сказать тоже проживали в Разумном и были почётными гражданами г.Белгорода. Новым дьяком назначен Иоанн Матушанский, но он задержался до 1894 года, его сменил на должности Пётр Иванович Иваницкий. В 1898 году умер В.А. Арепьев вместо него временно исполнял обязанности Иван Михайлович Спесивцев, (Возможно родственник о.Дмитрия)которого в том же году сменил Василий Дмитриевич Тюков. В 1902 году случились большие перемены. Дьяк П.И.Иваницкий17.2.1902 видимо был куда то переведён. 27.5.1902 псаломщика Василия Тюковасменил Никита Стрюков, которого в свою очередь 1.7.1902 сменил уроженец с.РазумноеВыродов Иван Владимирович, родился 19.4.1876. В документах за 1927 год он упоминается как бывший псаломщик, у него было 2 сына и дочь, но о их судьбе ничего не известно, потомство его 2-юродного брата Андрея Ивановича Выродова 1.10.1899 года рождения проживает сейчас в Разумном, по моим сведениям проживали на ул. Садовой где то в районе Байкина проулка и Полуехтова сада, его 3-юродная сестра является бабушкой моего одноклассника. В 1904 году отправлен на покой старый священник Д.А.Спесивцев, вместо него назначен с 16.9.1904 священник Колмаков Диодор Семёнович, ранее 19.3.1904 года назначили нового диакона Фёдора Павловича Наседкина, (возможно родственник дьяка служившего в 1803 году в Разуменской церкви Василия Наседкина) который служил до 1906 года. Место диакона было вакантно до 1910 года. Именно в этом году в Разуменской церкви произошли изменения. 28.3 1910 о. Диодорв документах уже не значится вместо него священником назначен Иван Васильевич Косминский, но он задержался не долго 15. 5.1910 священником стал о.Никифор Попов. Вакантное место дьякона занял Дмитрий Павлович Благовещенский, был на должности до 1913 года, сменил его Георгий Данилович Ширинин занимал эту должность до 1917 года. В 1918 году дьяконом стал Иван Сергеев. Пономарь И.В. Выродов сохранил своё место. Причт на 1918 год, Священник о.Никифор Попов, диакон Иван Сергеев, пономарь Иван Владимирович Выродов. Далее я буду писать со слов очевидцев, надо сразу сказать, что документов после 1918 года о церкви я не нашёл(это не значит что их вообще нет). В связи с дурацкими и малообъяснимыми нормальному человеку запретами, наши архивы ЗАГСА после 1925 года полностью или частично закрыты. После революции и гражданской войны наша церковь по воспоминаниям старожилов вроде бы, была действующей. Хотя надо заметить, что говорят они об этом по разному, по воспоминаниям А.К.Макаровой, 1927 года рождения они с матерью ходили в церковь на освящение Пасхи. Примерно это же утверждал В.А.Скляров, 1917 года рождения, хотя он в 1934 году уехал из Разумного и вернулся только после войны, но он уверенно говорил, что церковь была действующая. В отличии от них, Н.Г. Маслов, 1931 года рождения вспоминал, что храм был закрыт и работать начал во время оккупации. Я предпологаю, что храм действительно работал до середины 30-х годов, а далее возможно его открывали и разрешали богослужение по большим праздникам, но это мои догадки. По рассказу В.А.Склярова, часть церкви колхоз забрал под зернохранилище в оставшийся части велась служба. Другие опрашиваемые мною люди этого не подтверждают. В 1943 году всех жителей Разумного эвакуировали в с. Чураево и Никольское подальше от линии фронта, после боёв, когда разрешили вернуться, Разумное было практически полностью уничтожено, а церковь была разрушена, видимо повреждения были катастрофические и здание начали разбирать, а сохранившиеся стены церкви взорвали. Из кирпича построили хозяйственные здания для колхоза, кирпичный бой разбирали для строительства фундаментов частных домов, остатками штукатурки и прочим строительным мусором засыпали дорогу. Именно тогда по всей вероятности и разобрали старую церковно приходскую школу, каменную церковную ограду, родовую усыпальницу Дорогобуженовых-Доррер. Потребность в стройматериалах была так велика, что разобрали даже церковный фундамент. Это было видно когда в 90-ые годы строилось административное здание«П.П.С. Белгородское» на улице Чехова 1 (сейчас это здание Мирового суда и магазина Стройматериалы), в котловане можно было увидеть только мелкие обломки кирпича и штукатурки. В 50- годы рядом с тем местом где стоял храм построили школу, она просуществовала в этом здании до 1975 года, на месте храма школьники посадили небольшой парк. Когда в 1975 году открыли новую школу, старое её здание передали вновь организованному Предприятию по производству стройматериалов «Белгородское». Летом 1978 года началось строительство гаражей, при копке экскаватором ямы для фундамента было разрушено не менее 5 захоронений в кирпичных склепах. Я будучи ещё подростком лазил по этим ямам, одно из захоронений было явно священническое, обрывки риз, более старшие ребята и сам экскаваторщик говорили о многочисленных находках, я честно говоря видел только остатки латунного оклада от иконы, что ещё там нашли не знаю, но ещё живы свидетели этого, события. Такие захоронения обычно производили в церковной ограде или на кладбище за ней, вообщем поближе к церкви, там хоронили священников, членов их семей, дворянство и просто зажиточных людей.Могилы для них устраивали примерно так. Копалась яма глубиной около 1 метра, возможно чуть больше, шириной примерно такой же и длинной около 3 метров. Пол этой ямы примерно выкладывали кирпичём, затем из кирпича ложили полуарку, получался склеп, с торца оставляли отверстие. Во время похорон гроб опускали в предъямник и заталкивали в помещение склепа отверстие закладывалось кирпичём и всё засыпалось землёй. Подобные захоронения скорее всего начали практиковать с начала 19 века. По воспоминаниям А.К.Макаровой плит и надгробий было очень много, но единственным более менее сохранившимся останком этого некрополя, осталась гранитная плита с могилы Протоиерея Дмитрия Александровича Спесивцева (1832-4.6.1912). Она находилась во дворе частного дома и использовалась как порог. В 2014 году по инициативе предпринимателя Олега Хорошилова и с моим деятельным участием, эту плиту мы перевезли к зданию Разуменской Свято-Владимирской церкви где она поныне и находится. К большому сожалению о священниках 20-40-х годов я не нашёл никаких сведений, хотя по многим свидетельствам какой то священник жил на улице Ленина в 50-е годы, рядом с помещением старого клуба. Изучая документы я действительно нашёл семью Спесивцевых живших в Разумном до 1945 года, но вот были ли они родственниками о. Дмитрия и был ли Алексей Тимофеевич Спесивцев 1913 года рождения священником большой вопрос. Вот такая интересная и ещё совсем не изученная история Разуменской Христорождественской-Николаевской церкви. Прочитавшие о последних годах существования церкви и о её сносе на стройматериалы, возможно будут относиться с непониманием к поведению своих сограждан, но я хотел бы, что бы вы представили себя, на месте тех людей, в большинстве своём женщин и детей оставшихся после войны не только без имущества, но и без средств к существованию, всегда полуголодных людей, которые жили в землянках, а это просто крытая камышом земляная сырая яма. Тогда не задумывались о том, что мы скажем о них, была простая и жёсткая установка, выжить, во что бы это не стало, а рассуждения и сожаления они оставили своим потомкам- детям тех детей, которых они спасли в послевоенные, очень тяжёлые для наших односельчан годы. Олег Бавыкин.
Комментарий редакции:
материал возможно будет дополняться и уточняться.
RSS
Комментарий удален