Войти с помощью

Поэт Николай Гладких (1952-2000)

Поэт Николай Гладких (1952-2000)
Тип статьи:
Авторская
Пасха2008

НИКОЛАЙ ГЛАДКИХ

МОЯ ДЕРЖАВНАЯ ТЮРЬМА
<a href=«yadi.sk/i/yMI0kr9_wkqqP» target="_blank" mce_href=«yadi.sk/i/yMI0kr9_wkqqP»>Из книги «Царевна, спящая в груди» (1998)


* * *

Сидели у жаркой печурки
И пили из общей мензурки
Снежком разбодяженный спирт.
И с дурами вкупе придурки
Вели беззастенчивый флирт.

Неставшие женами семеро
Искательниц вольных хлебов
Скитальцам бескрайнего севера
Свою предлагали любовь.

Им пить бы заморские вина,
Шуршать холодком крепдешина,
А их бы мужьям ревновать...
Но влив в себя горького джина,
Все семеро лезли в кровать.

Снимали фуфайки и валенки,
Хрустели копчёной хамсой.
А я был беспомощно маленький
Пред их бесноватой красой.

И пламя гудело в печурке.
И спирт шепелявил в мензурке,
Змеиным соблазном виясь.
И тлела на каждом окурке
Надежда на прочную связь.

Неставшие женами севера
Роняли убор свой и стыд,
Мария, Евгения, Ксения...
А кто им любить запретит?

* * *

Подвозил я в ночь на Троицу
Перелётную красавицу.
Думал, пусть ей на здоровьице,
Красота ведь не кусается.

Был и мне понятен жест её,
Я, мол, скромная попутчица.
От такого путешествия
Честь ничья не улетучится.

Даль, куда мы с нею ехали,
Заволакивалась теменью.
На привал мы вышли нехотя,
Я сначала, а затем она.

Нам была дорога поздняя
Через бездну полнолунную.
И одни в каком-то озере
Мы купались, полоумные.

И подкравшись под глаза мои
Сумасшедшею улыбкою,
Мне она сказала: — Замужем
Я, но горе невеликое.

Молча я упал в глаза её
И подумал то же самое...

* * *

В одно из злачных мест округи
Я майским вечером зашёл.
Там пили недруги и други
Давно забытый «Фокушор».

И пели названные братья
Блатные песенки свои,
И сёстры падали в объятья
И за собою в ночь вели.

И после третьего пригуба
Заздравной чаши круговой
Голубоглазая голуба
Мне предложила угол свой.

И я, обласканный и шалый,
Братался с нею — Боже мой! —
Моей тюремною державой,
Моей державною тюрьмой.

* * *

Девушка… Девочка… Что твои муки,
В страхе, восторге, в бреду? Не поймёшь!
Барские нежности, рабские руки.
Где твоя истина, где твоя ложь?

Днем ты строга за базарным прилавком,
Песни поёшь на чужом языке,
Ночью моей забавляешься лаской,
Будто бы медью звенишь в кошельке.

Кто ты, откуда ты? Станешь виденьем,
Грезиться, сниться мне будешь в ночи.
Мне не купить на последние деньги
Пряные запахи южной бахчи.

Девушка… Девочка… Плачут капели.
Памятью лёгкой меня пощади!
С пригоршней семечек за пять копеек
Сгину я утром среди толчеи.



КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Баю, баюшки, баю,
Ляг сегодня на краю!
Я приду к тебе, как волк,
Я в пропаже знаю толк.

Уведу тебя в лесок
За шелковый поясок,
Положу под кустик…
Леший грех отпустит.


Читать всю подборку на Литературной Белгородчине

Страница Николая Гладких на ЛБ

Для любителей книжной графики рекомендую скачать эту книгу, чтобы посмотреть прекрасные иллюстрации Ольги Поповой.

Пасха2008

НИКОЛАЙ ГЛАДКИХ (1952-2000)

ЭТА ДЕВУШКА В БЕЛОМ
Из книги «Царевна, спящая в груди» (1998)

* * *

Я был в летах Ромео и Джульетты.
Я не ходил, а словно на весу
Витал, как Дух, не видящий внизу
Сквозь колыханье туч своей планеты.

И по тому, какие силуэты
Ваяла ночь из уличных огней,
Я понимал, что ты уже во мне,
Еще не зная кто, не зная где ты.

И мне являлись чудные приметы.
Счастливых лет в звенящей тишине
Кукушка отсчитала тыщу мне.

И ночь меня едва валила с ног.
И были ветры в дрожь листвы одеты.
Я был один — и не был одинок.

* * *

Стая туч за ветрами метнулась
Неизвестно в какие края.
Так ушла и уже не вернулась
Сингарела — цыганка моя.

А вослед над равниной широкой
В моросящих оплывах свинца
Скачут птицы в далекий Марокко.
Помашу им рукою с крыльца.

Увядает под серой громадой
Рощ багряных скудеющий шёлк.
Почему я с тобою, ромалэ,
Босоногий, тогда не ушёл?

В ту страну, где горячее небо
Не звенит от лебяжьей тоски,
Где мерцают, как быль и как небыль,
Миражи да сухие пески...

* * *

В садах за аллеями злое безлюдье.
И в старой усадьбе темно.
И плачи и смех чистой флейтою льются
В открытое настежь окно.

Здесь вечер настоян на красках шалфея.
И в доме печальном, одна,
Творит свои звуки печальная фея
И гонит их прочь от окна.

Не знаю, не ведаю, кто она, эта
Владычица чистых реприз.
Проходят мои одинокие лета,
А я всё ни нищий, ни принц.

Качается вспрыгнувший на подоконник
На шёлковой шторе сквозняк.
И в небо уносят крылатые кони
Сомкнувшего веки меня.

И ветер весенний по тёмной аллее
Бредёт от скамьи до скамьи.
И к звёздам летят, заблудившись во флейте,
Слепые надежды мои.

* * *

Опять, словно анестезия.
Бесчинствует сон. И во сне
Вертинская Анастасия
Приходит на берег ко мне.

Из тёмных глубин океана,
Любви и тоски не тая,
Зову я вдову Ихтиандра,
Который, конечно же, я...


Читать подборку на Литературной Белгоролчине

Страница Николая Гладких на ЛБ

На снимке: Первая книга поэта. Обложка и иллюстрации Ольги Поповой

Пасха2008

Сегодня родился Николай Гладких. Он появился в нашей литературной среде как-то неожиданно, сверкнул яркой звездой, и так же неожиданно ушёл, оставив до сих пор не гаснущий свет. Две небольших книги стихов, мне кажется, не дают полного представления об этом мудром, но в каком-то смысле потерянном человеке. Он был воспитан по советским правилам жизни, будучи человеком образованным, понимал несовершенство советского мироустройства, но когда эта система рухнула, она придавила и многих её критиков, не нашедших своего места в новой системе ценностей. Мне кажется, одним из тех, кто погиб под руинами Советского Союза, был и Николай Гладких. Теперь на Литературной Белгородчине есть его страничка — это мой вклад в сохранение памяти об этом интересном поэте.


НИКОЛАЙ ГЛАДКИХ (1952-2000)

Родился в селе Разумное Белгородского района. В 1968 году, после окончания 8-го класса Разуменской школы, поступил в Калининское Суворовское военное училище. В 1971 году поступил на отделение военных переводчиков Харьковского государственного университета. В 1973 году был направлен для продолжения учёбы в Лейпцигский университет, который окончил в 1977 году. С 1975 по 1984 год проживал в Лейпциге, где работал по линии СЭВ. С 1984 года жил в Белгороде, работал преподавателем иностранных языков в вузах, школах и гимназиях, переводчиком.


С ЗИМОЙ НАЕДИНЕ...

* * *

Затяжные встают у ворот холода.
И опять соберутся семейства
И усядутся так, как в былые года,
У привычного каждому места.

У духовки, у печки или у окна.
И, копаясь в уме, как в полове,
Будут сети плести и судить времена,
Благо слово всегда наготове.

Каждый чуточку шут и немножечко враль,
И всеведущий, как подобает.
И прозреет над Русью морозная даль
От усердья её краснобаев.

И окрепнет над нею верста за верстой
Холодов круговая порука.
Напросилась надолго теперь на постой
Затяжная российская скука.

* * *

Простор дымился, в зябь закован.
В огне закатных круч
Лежала полем Куликовым
В доспехах чёрных Русь.

В глуши её непрядв и калок
Кружил и падал день
Со стаями ворон и галок
Над кромкой деревень.

И запад нёс во мглистом зеве
Хоругви облаков,
И сквозь туманы брезжил север
Сверканием снегов.

И был собою обневолен
Былинный дух во мне.
И был один я в поле воин —
С зимой наедине.

* * *

Над холмами, над пустошью пожни
Подымаясь в заоблачный свет,
Чёрный ворон парит по-стрибожьи,
Допотопный, как первый завет.

А на склонах — стада и отары,
Пересвист пастухов верховых.
А в долине бескрайней и старой
Упокой берегов вековых.

Над речушкою в поисках устья
В изваяниях дыма жильё,
Человечьей души захолустье,
Заповедные дали её.

И всё выше — один в поднебесье —
Чёрный ворон на всхожем тепле.
Уходящего века ровесник,
Он ещё поживёт на земле.

Он другие увидит заставы
На рассвете, в закатном дыму
И кого-то вот так же заставит
Удивиться пути своему.


Страница Николая Гладких на Литературной Белгородчине

RSS
21:56
+1
Хорошие стихи. Тронули.
19:39
+1
Оказывается талантами Разумное не обделено !
Приятно.